Конституционное право обвиняемого на суд присяжных

Конституционное право обвиняемого на суд присяжных

Конституционное право обвиняемого на суд присяжных

Введение. Одну из основ конституционного строя в РФ составляют права и свободы человека и гражданина. Конституция Российской Федерации 1993 года (далее — Конституция РФ) провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» (ст. 2) [5].

Право на участие в отправлении правосудия является не столько субъективным правом, входящим в систему политических прав и свобод, сколько основополагающим принципом взаимоотношений между демократическим государством и его гражданами.

Особенность политических прав и свобод заключается в том, что с их помощью граждане реализуют конституционное право на участие в управлении государственными делами. Уровень защищенности человека от произвола власти определяется наличием и функционированием правового механизма, обеспечивающего охрану и реализацию прав и свобод человека и гражданина в РФ.

Суд присяжных как особая форма реализации конституционного права на участие в отправлении правосудия. Конституция РФ устанавливает, что обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 2 ст.

47), причем исключительная мера наказания — смертная казнь — может быть назначена только при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 20). Из конституционной нормы ч. 2 ст.

Можно считать, что на конституционном уровне суд присяжных признается наилучшей формой судопроизводства, содержащей высокий уровень гарантий справедливого правосудия при рассмотрении дел, когда обвиняемым грозит самое суровое наказание из всех возможных.

Поскольку суд присяжных вводился поэтапно, то возникал вопрос о наличии конституционного права обвиняемых на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей в тех субъектах РФ, на территории которых такой суд еще не действовал. Отсутствие суда присяжных в большинстве субъектов Федерации ставило обвиняемых в неравное положение. Нарушался конституционный принцип равенства всех перед законом и судом (ч.

1 ст. 19).

Отсутствие мотивированного постановления является основанием для возвращения дела прокурору.

Ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей может быть заявлено как при ознакомлении с материалами дела, так и позднее, но только до принятия решения о назначении судебного заседания.

Обвиняемый может заявить ходатайство непосредственно на предварительном слушании, проведение которого назначено судом по иным основаниям.

Также обвиняемый может после заявления ходатайства отказаться от реализации своего права на рассмотрение дела судом присяжных, но до принятия судьей решения о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.
Позднее такой отказ не принимается (ч. 5 ст.

Конституционное право обвиняемого на суд присяжных на нтв

Важно Определение КС РФ от 06.03.2003 N 103-О*(616)).

Неправильное определение судом своей компетенции при принятии дела, как и необоснованный отказ в доступе к суду, нарушает право на судебную защиту, поскольку оно предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости. Одной из таких гарантий является право на рассмотрение дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, что предполагает законно установленный, а не произвольно выбранный суд, осуществляющий судопроизводство без предубеждения, полно, всесторонне и объективно.

Основные требования к закону, определяющему подсудность дел, содержатся в Постановлении КС РФ от 16.03.1998 N 9-П*(617).

Согласно сформулированной в нем правовой позиции в таком законе должны быть закреплены критерии, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяли бы, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело, что позволило бы суду (судье), сторонам и другим участникам процесса избежать неопределенности в этом вопросе, которую в противном случае пришлось бы устранять посредством правоприменительного решения, т.е.

дискреционным полномочием правоприменительного органа или должностного лица, и тем самым определять подсудность дела не на основании закона.

Конституционное право обвиняемого на суд присяжных 2018

Так, в праве присяжных оправдать подсудимого заложен потенциал диагностирования общества на предмет его социального здоровья.

Законодатель понимал, что как нельзя придумать идеальный суд, так и нельзя написать идеальные законы на все случаи жизни.

Присяжные судят не только по закону, но и по совести, исходя из нравственных критериев и житейской мудрости [3, с.
21].

Внимание

Сложность конституционного права состоит в том, что почти каждый из конституционных принципов представляет собой единство противоположностей: человек имеет право на справедливый суд, но при этом желает и проявления милости! И эта противоречивость учитывается конституционным правом.

Разве не показательно, что все три ветви власти в государстве вправе проявлять милость? Президент России осуществляет помилование (ст. 89 Конституции РФ), Государственная Дума объявляет амнистию (ст. 103 Конституции РФ).

Суд с участием присяжных заседателей также является организационно-правовой формой проявления милости со стороны государства [13].

Ведь еще Г. Гегель утверждал, что лучшей формой для получения уверенности (по Гегелю, уверенность есть субъективное убеждение, т.е. то, что он называет совестью) в виновности или невиновности подсудимого является суд присяжных (цит. по: [11]). В обычном суде принять законное решение судье мешает обвинительный уклон, психологическую подоплеку которого раскрывает высказывание Председателя городского суда города Геленджика Г.В.

Во-первых, можно ли рассматривать право на суд с участием присяжных заседателей именно как конституционное право личности, а не просто право, предоставленное уголовно-процессуальным законом? Во-вторых, если это право является конституционным, то можно ли считать его также основным, т. е.

естественным, данным человеку от рождения и, следовательно, неотчуждаемым, либо оно относится к числу так называемых октроированных (от фр. octroyer — жаловать чем-либо), т. е. даруемых государством, прав? В-третьих, каково конституционно-правовое содержание этого права и где лежат пределы дискреционного усмотрения законодателя при регулировании его объема, т. е.

не может ли оно посредством отраслевого правотворчества быть сведено практически к нулю?

Сомнения относительно того, является ли право на суд с участием присяжных заседателей основным (естественным) либо октроированным, могут возникать в связи с тем, что в самом тексте Конституции говорится, что оно «предоставляется».

Так, согласно ч. 2 ст. 20 Конституции РФ «смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (курсив мой. — В. 3.)».

Однако следует иметь в виду, что понятие предоставленного права не вполне тождественно понятию права октроированного.

Список литературы

Источник: http://osago24-spb.ru/konstitutsionnoe-pravo-obvinyaemogo-na-sud-prisyazhnyh

Кс вернул женщинам право на суд присяжных

Конституционное право обвиняемого на суд присяжных

Институт суда присяжных в России реформируется до сих пор.

Решения, которые принимал Конституционный суд РФ, а также поправки в уголовно-процессуальное законодательство привели к тому, что для многих категорий граждан эта форма защиты своих прав оказалась недоступна.

Открытое заседание КС по делу Алены Лымарь подтвердило, что в России отсутствует суд присяжных для женщин, о чем многие отечественные юристы до сих пор не знали. КС вернул женщинам это право.

Институт присяжных в понимании КС и реформа УПК РФ

“Где гарантия того, что список статей УК РФ, обвиняемые по которым не имеют права на присяжных, вскоре не увеличится?” – заявил журналистам адвокат Юрий Костанов сразу после принятия Конституционным судом РФ постановления № 8-П от 19 апреля 2010 года. Тогда юрист, вместе со своим подзащитным, оспаривали конституционность п.

2 и 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ и ФЗ № 321, которым вносились изменения в указанные нормы. В частности, из числа уголовных дел, которые по ходатайству обвиняемого могли рассматриваться судом присяжных, были исключены составы, содержащиеся в главе 24 УК РФ: “Террористический акт”, “Вооруженный мятеж”, “Диверсия”, “Шпионаж” и другие.

КС отказал в удовлетворении заявленных требований, сославшись на то, что ст. 20 Конституции РФ гарантирует гражданам право на рассмотрение их дел судом присяжных не во всех случаях, а только при обвинении в особо тяжких преступлениях, когда подсудимому может быть назначена высшая мера наказания.

В этих случаях суд присяжных “выступает гарантией основного конституционного права человека на жизнь”. В иных ситуациях право на суд присяжных должно быть предусмотрено федеральным законодательством.

“Таким образом, согласно Конституции, право на суд присяжных не входит в число основных прав, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения”, – постановил КС в 2010 году.

Двумя годами позже, в конце 2012 года, Пленум Верховного суда РФ утвердил и направил в Госдуму проект изменений в УПК РФ, который предусматривал расширение полномочий районных судов: ВС предлагал предоставить им право рассмотрения уголовных дел, наказание по которым составляет не более 20 лет лишения свободы.

Необходимость поправок объяснялась в том числе и большим объемом работы, с которым могли столкнуться суды всех уровней после введения с 1 января 2013 года института апелляционного производства по всем уголовным делам.

Так как при районных судах нет коллегий присяжных, в качестве равнозначного института обвиняемым предложили предоставить возможность ходатайствовать о рассмотрении дела судом в составе коллегии из трех профессиональных судей.

Как говорилось в пояснительной записке ВС РФ к тому проекту: “В данном случае речь идет не об ограничении права на судебную защиту, а о дифференциации ее процессуальных форм, обусловленной обязанностью государства обеспечивать выбор наиболее эффективных способов правовой защиты”.

Позже ФЗ от 23 июля 2013 года № 217 были приняты поправки к п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ.

В новом варианте нормы УПК предусматривали исключение из подсудности областных и других судов равного с ними уровня, где имеются коллегии присяжных, тех уголовных дел, по которым УК РФ не предусматривает в качестве наказания высшую меру.

В итоге законодатель “отрезал” от доступа к суду присяжных три категории граждан, которым законодательно запрещено назначение в качестве наказания пожизненного лишения свободы: всех подсудимых в возрасте до 18 лет, женщин и мужчин старше 65 лет.

Первая жалоба

Жалобы на поправки, внесенные в УПК РФ, не заставили себя долго ждать. Уже в 2014 году в КС обратился гражданин Филимонов с целью оспорить конституционность новеллы.

По его мнению, принятые изменения нарушали права несовершеннолетних, не давая возможности для рассмотрения их дел судом присяжных.

Между тем, как указывал заявитель, лица, не достигшие 18 лет, наоборот нуждаются в повышенных гарантиях своих прав.

В постановлении от 20 мая 2014 года № 16-П Конституционный суд напомнил, что приговоры, вынесенные с участием присяжных, могут быть обжалованы лишь с точки зрения правильности применения норм права, а не фактических обстоятельств дела.

Исходя из этого обстоятельства, обвиняемый получает дополнительные сложности, потому что он должен четко понимать последствия своего решения при выборе такой формы защиты, как суд присяжных.

А Филимонов и другие несовершеннолетние граждане РФ, в силу их незрелости, в первую очередь психоэмоциональной, не всегда могут сделать правильный выбор, особенно если дело касается правовых вопросов – по определению лучшей формы судебной защиты.

Кроме того, право обвиняемого на рассмотрение дела с участием присяжных является хотя и особой, но не единственной гарантией обеспечения эффективной судебной защиты.

КС РФ отметил, что несовершеннолетние имеют право ходатайствовать о рассмотрении дела в первой инстанции коллегией из трех профессиональных судей.

“Таким образом, изъятие подобных дел из юрисдикции суда присяжных не может расцениваться как мера, снижающая юридическую защищенность несовершеннолетних” – пришел к выводу Конституционный суд, признав оспоренную норму соответствующей Конституции РФ.

В указанном постановлении особо стоит отметить следующий фрагмент: “Этим не исключается правомочие федерального законодателя предусмотреть и иные, более дифференцированные способы обеспечения права на законный суд, в том числе на основе альтернативной подсудности, которые позволили бы районному суду удовлетворять по уголовным делам определенной категории ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей и передавать данное уголовное дело в верховный суд республики, краевой, областной суд или другой равный им по уровню суд”. Однако реакции законодателя в виде принятия каких-либо изменений по данному вопросу так и не последовало.

Дело Алены Лымарь

Не прошло и года, как в КС РФ поступила очередная жалоба на нарушение конституционных прав п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ. Дело Алены Лымарь, которой не так давно исполнилось 22 года, выглядит не только очень закрытым, но и запутанным. В прессе о нем почти не писали ни на региональном, ни на федеральном уровнях.

На сайте Брединского районного суда Челябинской области, который вынес приговор в отношении молодой женщины, текста решения нет, на официальном портале райсуда можно найти лишь скудную информацию по данном делу, например дату вынесения приговора и статью, по которой судили обвиняемую, да и то информация по последнему пункту некорректна (на сайте указана ч. 1 ст.

105 УК РФ, а на самом деле подсудимая обвинялась по п. “в” ч. 2 ст. 105 УК РФ – прим. ред.).

Как удалось выяснить из открытых источников, уроженка поселка Бреды Челябинской области Алена Лымарь обвиняется в убийстве собственной дочери. По словам матери умершей девочки, 23 февраля 2015 года она обнаружила ребенка выпавшим из детской кроватки и вскоре поняла, что дочь не дышит.

Приехавшие на место врачи “Скорой помощи” диагностировали смерть ребенка без насильственных признаков. Органы СКР по Челябинской области провели доследственную проверку обстоятельств гибели девочки и возбудили дело по ч. 1 ст.

109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности), назначив для матери меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Но летом 2015 года в данном деле появился свидетель – будущий муж обвиняемой, который, утверждал, что в смерти девочки якобы виновата ее мать. Именно его показания и легли в основу обвинения, хотя позже мужчина сказал, что его “не так поняли” и “вынудили оговорить” невесту. Дело было передано в суд 20 июля 2015 года. Лымарь предъявили обвинение по п.

“в” ч. 2 ст. 105 УК РФ, в обвинительном заключении говорилось: “В связи с нежеланием исполнять родительский долг по содержанию и воспитанию дочери Лымарь умышленно, с целью убийства нанесла малолетней не менее 4 травматических воздействий в область головы тупыми твердыми предметами”. Этот факт подтверждался результатами судебно-медицинской экспертизы.

Заседания по делу откладывались шесть раз, из них пять – по причине неявки свидетелей. Приговор по делу был провозглашен 9 ноября 2015 года. 7 августа 2015 года Лымарь обратилась к суду с ходатайством о рассмотрении ее дела с участием присяжных заседателей. Однако судья Алексей Ломовцев отказал, сославшись на п. 1 ч. 3 ст.

31 УПК РФ. Девушка была осуждена на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима и ограничением свободы сроком на один год. На данный момент приговор в законную силу не вступил и обжалуется в апелляционном порядке.

Заседание по делу Лымарь в Челябинском областном суде должно состояться 14 марта.

“У женщин нет права на суд присяжных в РФ?”

Накануне КС рассмотрел жалобу осужденной в открытом заседании. Судьей-докладчиком выступил Юрий Данилов. “Судебная практика применения п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ в той части, в какой она не позволяет лицам женского пола, обвиняемым в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст.

105 УК РФ, воспользоваться правом заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела судьей федерального суда общей юрисдикции с участием коллегии из двенадцати присяжных заседателей, в отличие от лиц мужского пола не моложе 18 лет и не старше 65 лет, противоречит Конституции РФ, положению о равенстве всех перед законом и судом независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств”, – огласил он суть заявления Лымарь. Ни сама заявительница, ни ее адвокат на заседании не присутствовали.

Первым свою позицию по данному делу озвучил представитель СФ в КС РФ Алексей Александров. Он отметил, что сегодня внимание к проблемам, касающимся суда присяжных, чрезвычайно важно. В этом вопросе не должно быть противоречий. Что касается оспариваемой нормы, то Конституции она не противоречит.

Камнем преткновения, по мнению спикера, является принятый в 2013 году Федеральный закон № 217-ФЗ о поправках в УПК РФ.

В нем две взаимодополняющие гарантии: “право на рассмотрение дела судом присяжных” (уголовно-процессуальная) и “запрет высшей меры наказания для женщин и несовершеннолетних” (уголовно-правовая), представлены едва ли ни как взаимоисключающие из-за не совсем верных формулировок.

По словам Александрова, существующая проблема вокруг суда присяжных должна быть тщательно исследована законодателем с последующим принятием конкретных решений. Он добавил, что сейчас в научном юридическом сообществе и российском парламенте идут разговоры о повышении роли суда присяжных с формированием соответствующих коллегий на уровне районных судов.

Ярым противником позиции заявительницы выступил полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов. Он напомнил, что суд присяжных – это только процессуальная гарантия права на судебную защиту, и ее отсутствие в определенных случаях, указанных в законе, не влияет на основное право на защиту и доступ к правосудию.

Кротов отметил, что заявительница не воспользовалась возможностью на передачу ее дела коллегии из трех профессиональных судей, а приговор по ее делу еще не вступил в законную силу. “Ей назначено минимальное наказание – 8 лет, а ведь не исключено, что суд присяжных мог бы назначить более суровое наказание”, – отметил полпред.

Наиболее любопытным в контексте этого дела ему показался гендерный аспект. По его словам, с целью уравнять женщин в правах с мужчинами можно ввести для них пожизненное лишение свободы в качестве наказания, что обеспечило бы возможность рассмотрения ее дела судом присяжных.

“Здесь женщинам, по сути, дана льгота”, – прокомментировал он.

Представитель Президента также напомнил, что Владимир Путин в декабре прошлого года дал поручение о реформировании института суда присяжных и о повышении его значимости в судебной системе РФ, чем и предстоит заняться законодателям.

Следующим было выступление Михаила Барщевского – полномочного представителя Правительства РФ в Конституционном суде. Он сразу задал иной тон обсуждения, сказав: “Я сегодня хочу поговорить не о чистых нормах права… Сегодня перед Конституционным судом поставлен вопрос о базовых принципах: честности, равенстве, справедливости и человеческом достоинстве”.

По словам Барщевского, он был очень удивлен, когда узнал, что в России у женщин нет права на суд присяжных. Юрист рассказал о проведенном им эксперименте: “Когда пришло это дело, я прочитал это заявление два раза – не мог поверить. Прочитал закон… В понедельник у нас была законодательная комиссия при Правительстве. Я пошел с опросом.

Почти никто не знал, что у нас женщины не имеют права на суд присяжных…” Барщевский считает, что обжалуемая норма нарушает базовый принцип существования цивилизованного общества: “Суд присяжных – это суд справедливости.

Или женщины у нас в стране не имеют права на справедливость?” В заключении своей речи он отметил, что при всем ужасе 20 века были в нем две невероятно ценные вещи: “Это прорыв человека в космос и уравнивание в правах мужчин и женщин. Но, видимо, не всюду и не везде”.

В своей позиции Барщевский оказался не одинок, его мнение, хоть и предельно лаконично, поддержала представительница Министерства юстиции РФ Мария Мельникова: “На основе альтернативной подсудности судьям было бы полезно иметь возможность удовлетворять подобные ходатайства”.

Дискриминация недопустима

Открытое заседание получилось достаточно коротким и продолжалось чуть больше одного часа. В итоге КС пришел к выводу, что п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ не соответствует Конституции, отметив, что любая дифференциация, вводимая законодателем, должна отвечать принципу юридического равенства.

Ограничения могут иметь место, если они оправданы и отвечают принципу соразмерности. По мнению КС, лишение женщин права на суд присяжных приводит к дискриминации, так как не гарантирует им равную с мужчинами систему защиты своих прав и свобод и ограничивает доступ к правосудию.

В подтверждение своей позиции КС сослался на международные акты, в частности “Декларацию о ликвидации дискриминации в отношении женщин”, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 7 ноября 1967 года и другой акт ООН – “Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин”, вступившую в силу 3 сентября 1981 года.

В соответствии с постановлением КС, федеральному законодателю надлежит внести изменения в УПК РФ, чтобы обеспечить женщинам право на доступ к суду присяжных. Теперь женщины, обвиняемые по ч. 2 ст.

105 УК РФ, вправе заявлять ходатайства о рассмотрении их дел с участием присяжных заседателей, если судебные заседания по ним еще не назначены.

Дело Алены Лымарь подлежит пересмотру в обязательном порядке.

Алексей Малаховский

Источник – информационный портал Право.Ru

Источник: http://www.advokat-kondrateva.ru/news/ks_vernul_zhenshhinam_pravo_na_sud_prisjazhnykh/2016-02-25-495

Кс разъяснил, когда суд присяжных может рассматривать дела в отношении несовершеннолетних

Конституционное право обвиняемого на суд присяжных

22 мая Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 20-П по делу о проверке уголовно-процессуальной нормы о рассмотрении судом присяжных уголовных дел с участием несовершеннолетних, инициированному по запросу областного суда.

Запрос областного суда в КС РФ

Ленинградский областной суд обратился в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности п. 21 ч. 2 ст. 30 УПК РФ.

Согласно оспариваемой норме суд первой инстанции в составе судьи и коллегии из шести присяжных заседателей рассматривает по ходатайству обвиняемого уголовные дела по отдельным видам преступлений. В такой перечень входят составы деяний, предусмотренные ч. 2 105, ч. 5 ст. 228.

1, ч. 4 ст. 229.1, ст. 277, 295, 317 и 357 УК РФ (по которым в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь).

Кроме того, суд с участием присяжных может рассматривать уголовные дела по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 Кодекса, за исключением уголовных дел о преступлениях, совершенных лицами в возрасте до восемнадцати лет.

Как следует из постановления, в производстве Кировского городского суда Ленинградской области находится уголовное дело по обвинению совершеннолетнего гражданина Д., а также троих несовершеннолетних в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

После ознакомления с материалами совершеннолетний обвиняемый ходатайствовал о рассмотрении дела судом с участием присяжных, однако остальные обвиняемые, их законные представители и защитники возразили против этого, ссылаясь на невозможность рассмотрения присяжными дела в отношении несовершеннолетних.

В связи с этим несовершеннолетние обвиняемые и их защита ходатайствовали о выделении их дела в отдельное производство.

Впоследствии дело было назначено к рассмотрению судом с участием присяжных заседателей.

Отказывая в удовлетворении ходатайств о выделении дела в отдельное производство, суд исходил из того, что, поскольку несовершеннолетним подсудимым предъявлено обвинение в совместном совершении преступления в составе одной группы лиц с совершеннолетним гражданином, действия всех ее участников должны оцениваться в их совокупности. Суд счел, что выделение дела в отношении части подсудимых препятствовало бы всесторонности и объективности разрешения как выделенного в отдельное производство дела, так и дела, рассматриваемого судом с участием присяжных.

Защита двух несовершеннолетних подсудимых обжаловала постановление суда в апелляцию. Изучив материалы апелляционных жалоб, Ленинградский областной суд усомнился в конституционности оспариваемой нормы. В связи с этим он приостановил производство по жалобам и обратился в КС РФ с соответствующим запросом.

По мнению Ленинградского областного суда, спорная норма, исключая возможность рассмотрения судом с участием присяжных уголовных дел в отношении несовершеннолетних, находится в коллизии с другой нормой уголовно-процессуального законодательства. Так, согласно ч. 2 ст. 325 УПК РФ, уголовное дело рассматривается с участием присяжных в отношении всех подсудимых при наличии ходатайства одного из них, даже если остальные возражают против этого.

При таких обстоятельствах, п. 2.1 ч. 2 ст. 30 УПК порождает неустранимый средствами отраслевого истолкования конфликт конституционных ценностей, нашедших отражение в ст.

19 и 47 Конституции, поскольку фактически лишает лицо, достигшее к моменту совершения преступления совершеннолетия, права на рассмотрение его дела законным составом суда в случае совершения им предусмотренного ч. 4 ст.

111 УК преступления в соучастии с несовершеннолетними и невозможности выделить дело в отношении несовершеннолетних подсудимых в отдельное производство.

Конституционный Суд разъяснил содержание спорной нормы

Изучив материалы запроса, Конституционный Суд подчеркнул, что право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных не относится к числу основных прав, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения.

Данное право, в отличие от права на независимый и беспристрастный суд или презумпции невиновности, не входит в основное содержание (ядро) конституционного права на судебную защиту, а выступает в качестве одной из его процессуальных гарантий.

КС подчеркнул, что определение категорий уголовных дел, подсудных суду с участием присяжных, а равно изменение его ранее установленной подсудности относятся к ведению федерального законодателя и не могут расцениваться сами по себе в качестве ограничения права на судебную защиту. Также Суд высказался за недопустимость произвольного и необоснованного отказа от этой формы судопроизводства при рассмотрении дел по тем конкретным составам преступлений, где она уже предусмотрена.

Ранее Конституционный Суд признавал, что лишение подростков права на суд присяжных не является дискриминационным, но это касалось случаев, когда подросток обвиняется в преступлении не в соучастии, а единолично.

Опираясь на ряд собственных правовых позиций, КС перечислил принципиальные параметры конституционно-правового истолкования и применения нормы права, учитываемые при разрешении коллизии интересов совершеннолетних обвиняемых и их несовершеннолетних соучастников, когда выделение в отдельное производство уголовного дела неприемлемо с точки зрения негативных последствий для правосудия.

Также Суд подчеркнул, что ч. 2 ст. 325 УПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу выступает в качестве специальной нормы по отношению к общим положениям Кодекса о персональной подсудности дел несовершеннолетних обвиняемых.

Следовательно, в случае коллизии между ними она обладает приоритетом исходя из общеправового принципа lex specialis derogat generali, определяющего критерий выбора в случае конкуренции общей и специальной норм, регулирующих одни и те же общественные отношения.

При этом приоритет, отданный праву обвиняемого, ходатайствовавшего о суде с присяжными, не предполагает игнорирование повышенных гарантий защиты прав и законных интересов несовершеннолетних.

«Сведения о личности подсудимого – оглашение которых при производстве по делам несовершеннолетних, как правило, нуждается в соблюдении условий конфиденциальности – подлежат исследованию с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого подсудимый обвиняется. В соответствии же с ч. 3 ст. 346 УПК РФ последствия обвинительного вердикта, в том числе касающиеся назначения наказания, когда особое значение приобретает исследование полных сведений о личности несовершеннолетнего, должны обсуждаться без участия присяжных», – отмечено в тексте постановления КС РФ.

Высшая судебная инстанция отметила, что совершеннолетний гражданин не может быть лишен конституционного права быть судимым судом с участием присяжных заседателей, если он ходатайствовал об этом, даже при наличии в деле несовершеннолетних подсудимых, если суд сочтет, что выделение в отдельное производство дела в отношении них невозможно.

В связи с этим Суд пояснил, в каких случаях оспариваемая норма предусматривает возможность рассмотрения присяжными уголовного дела с участием совершеннолетнего и несовершеннолетних лиц.

Для этого суд должен прийти к выводу о невозможности выделения уголовного дела в отношении несовершеннолетних в отдельное производство из-за того, что это будет препятствовать всесторонности и объективности разрешения дел, выделенных в отдельное производство и рассматриваемого судом с участием присяжных.

Также должно быть соблюдено условие отсутствия среди вмененных подсудимым тех преступлений, дела о которых выведены из предметной подсудности суда с участием присяжных заседателей.

Иное, как указал Суд, влекло бы за собой недопустимое ограничение права обвиняемого в совершении преступления на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в предусмотренных законом случаях.

Таким образом КС признал спорную норму не противоречащей Основному Закону государства. В документе отмечено, что выявленный в нем конституционно-правовой смысл разъясненной правовой нормы является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, заслуженный юрист РФ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин полагает, что суд присяжных ставит перед юридической практикой и наукой проблему ценностного выбора.

«Так, Конституционный Суд РФ, разрешая коллизию между волей государства и стремлением обвиняемых сохранить уже дарованное им право предстать перед судом присяжных, примкнул к более сильной стороне (постановления КС от 19 апреля 2010 г. № 8-П; от 20 мая 2014 г. № 16-П). В итоге сужение компетенции суда присяжных, начатое в конце 2008 г.

, обрело “конституционное” оправдание: право выбора формы суда утратили обвиняемые в преступлениях против властей, а потом и несовершеннолетние. Дела о преступлениях террористического характера, не доверенные суду присяжных, разбирают без народного участия четыре окружных военных суда на всю Россию.

Также КС РФ решил, что потенциальная возможность жителей Чечни участвовать в отборе присяжных важнее реального права подсудимых на суд присяжных (Постановление КС от 6 апреля 2006 г. № 3-П).

В результате четыре обвиняемых в убийстве офицера, к тому времени дважды оправданные вердиктами коллегий присяжных заседателей, были осуждены окружным военным судом в составе трех профессиональных судей», – сообщил эксперт.

По мнению Сергея Пашина, в комментируемом судебном акте баланс интересов установили в пользу права граждан на суд присяжных. «Это постановление утонченно по аргументации и правильно по существу.

Орган конституционного контроля подтвердил приоритет выбора суда присяжных любым из обвиняемых, проходящих по одному уголовному делу, то есть конституционность п. 2.1 ч. 2 ст. 30 и ч. 2 ст.

325 УПК РФ в том истолковании, какое всегда придавала этим нормам правоприменительная практика», – отметил он.

Как пояснил эксперт, суть постановления КС РФ сводится к следующему: «Несовершеннолетние, которым вменяется “единоличное” совершение преступления, утратили право настаивать на разбирательстве их дела судом присяжных, однако если речь идет о соучастии в инкриминируемом преступлении (в частности, предусмотренном ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК РФ), а дело несовершеннолетнего не удается выделить в отдельное производство, то форма суда определяется позицией взрослого обвиняемого и подросток может оказаться перед коллегий присяжных, даже когда он этого не желает».

КС РФ отметил, что суд присяжных не является формой суда, ухудшающей положение несовершеннолетнего подсудимого, и что за подростками сохраняются все особые гарантии, установленные для них процессуальным законом, включая ограничение гласности разбирательства.

«Хотя в комментируемом постановлении КС РФ шла речь о коллизии, обнаружившейся в деятельности районного суда, где вердикт выносят 6 присяжных заседателей, выводы КС РФ распространяются и на производство в вышестоящих (областных и к ним приравненных) судах с коллегиями из 8 присяжных.

Никаких потрясений устоявшейся практики разбирательства уголовных дел данное постановление не порождает», – полагает экс-судья.

Сергей Пашин считает, что в настоящее время суд присяжных разбирает не только дела своей компетенции, но также «попутные» обвинения в совершении прочих преступлений. КС РФ сделал важную оговорку о применимости своего постановления.

Его выводы действуют «при условии отсутствия среди вмененных подсудимым тех преступлений, дела о которых выведены из предметной подсудности суда с участием присяжных заседателей». Эксперт выразил опасение, что суды истолкуют эти слова слишком широко.

«До суда присяжных не будут допускать не только дела о преступлениях, которые некогда находились в его ведении и были сознательно изъяты из его подсудности (террор, диверсия, массовые беспорядки), – пояснил он.

– Но также и обвинения в совершении преступлений, формально не отнесенных к компетенции присяжных, но входящих в общий объем обвинения (например, когда подсудимому приписывается не только убийство, но также разбой, хулиганство или кража)».

Эксперт не исключил, что перед Конституционным Судом РФ может быть поставлен вопрос о конституционности фактической дискриминации несовершеннолетних, которым приписывается совершение преступления в соучастии со взрослым лицом: «получилось, что взрослый обвиняемый имеет право выбора формы суда, а подросток – нет».

В свою очередь советник ФПА РФ Сергей Насонов отметил, что позиция Конституционного Суда представляет значимый этап развития суда присяжных в России, поскольку она возвращает несовершеннолетним право на этот вид судопроизводства.

«Пусть это право возвращено с определенными оговорками и ограничениями, но это – первый за последние годы реальный шаг в направлении восстановления права несовершеннолетних на выбор суда с участием присяжных заседателей, которого они были лишены законодателем без каких-либо веских оснований», – пояснил адвокат.

По его мнению, Конституционному Суду удалось избежать коллизии со своей собственной позицией, высказанной в Постановлении от 20 мая 2014 г. № 16-П.

«Не опровергая эту позицию, КС РФ отметил, что рассмотрение судом с участием присяжных заседателей дел по обвинению несовершеннолетних не ухудшает их положения.

Правовой режим разбирательства дел с участием присяжных позволяет гарантировать соблюдение всех специфических условий особой правовой защиты несовершеннолетних (участие педагога, рассмотрение дела в формате закрытого судебного заседания, ограничение в исследовании данных о личности несовершеннолетних с участием присяжных и т.д.)», – отметил советник ФПА. Он полагает, что позиция КС РФ создает концептуальные основания для законодательной отмены любых ограничений для несовершеннолетних на рассмотрение их дела с участием присяжных заседателей.

Также Сергей Насонов подчеркнул вывод Суда о том, что дискреция законодателя по изменению подсудности суда присяжных, в том числе путем ее сокращения, не абсолютна, так как она не должна сопровождаться нарушением прав и свобод человека и гражданина, а также их конституционных гарантий.

«Указывая на особую конституционно-правовую значимость суда присяжных, КС РФ сформулировал крайне важную позицию, препятствующую возможным необоснованным “урезаниям” законодателем подсудности суда присяжных.

Так, Суд пояснил, что недопустим произвольный и необоснованный отказ федерального законодателя от этой формы судопроизводства по тем конкретным составам преступлений, где она уже предусмотрена», – заключил эксперт.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-razyasnil-kogda-sud-prisyazhnykh-mozhet-rassmatrivat-dela-v-otnoshenii-nesovershennoletnikh/

Отдел права
Добавить комментарий